• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: воздух (список заголовков)
23:55 

...

Это похоже на сцену из того фильма: человек снимает с себя фрагменты облачения, рассказывает о себе, бросает своё оружие и выходит за пределы силового поля под смертоносные лучи местного солнца, раскалённый ветер срывает с человека одежду, потом плоть, человек продолжает идти, падает, встаёт, снова падает и сгорает. Однажды я решила бросить своё оружие и рассказать о себе. Мне казалось, что я смогу пройти сколько-нибудь в этом ярком и яростном за спасительной мерцающей завесой. И, вообще говоря, я иду, ветер что-то срывает с меня, я чувствую за собой шлейф горячего пепла и иду. С чего я взяла, что может быть только два быстрых исхода: сгореть или переродиться во что-то иное? Почему не подумала, что можно долго продолжать идти сквозь рвущий на части воздух без надежды на перемены? Впрочем, думала, наверное, и не раз, да почти уверена, что такой моя дорога и будет, в связи с чем сомневаюсь, нужно ли было выходить из того полутёмного помещения в страх и боль? Что же побуждает идти? Не я. Не я во всём, что я делаю и говорю. Тяга идти по телам и душам, чтобы хоть на короткое время стало влюблённо, а потом отрицание приобретённого опыта – в перерывах. Неверие, что мне удастся вытащить себя из болота того, что я с собой сделала, вытащить и показать немногим, кому это может случиться нужным. Сомнение, что под водой и гнилой травой вообще есть какая-то другая я, в которую я теперь так верю. И – потому – отталкивание всех протянутых ко мне рук, потому что я откуда-то знаю, что эти руки протягивают не к тому человеку, который есть на самом деле. Стоящие для меня причины. И после всего этого вдруг не неуверенность даже, а полный внутренний отказ от принятого решения на какие-то совсем не краткие мгновения. Я не могу договариваться с собой, когда единственное определённое, что я вижу – сбегание от любой определённости.




@темы: воздух, смерть, очертания, игроки и персонажи, боль, бессмертие

22:36 

...

Свелось к одному – я непрерывно закрываюсь. Глаза смеются, я иногда даже руками довольно живо размахиваю – рассказываю себя, зная, что всё уже рассказано года три, как минимум, назад. Можно было бы уложиться в одну маленькую запись, и я умудрялась много раз в неё укладываться, и хватило бы, однако я уверена, что если искать и просить, оно где-нибудь обязательно найдётся. И я просила, правда, искать, кажется, недостаточно яро искала. Дверь в меня непрерывно закрывается, и давно закрыта, два этих состояния сейчас – мой внутренний танец. Нужно только время от времени просыпаться, стряхивать с волос сны, закутываться плотнее в одежду, пряча выбивающийся из-под неё фиолетовый свет, и выходить на улицу потанцевать, побыть счастливой, побыть с собой наедине ласково и красиво, не в холоде, темноте и нежелании.


Приснилась девочка, такая же, как я, но с длинными чёрными волосами. Каждый день она бродила по улице одна, смотрела на людей, но ни с кем никогда не разговаривала, и никто не хотел разговаривать с ней, что-то выдавало странность. Меня же к этой странности тянет, и потому я нашла случай остановиться напротив и не отвести взгляда. Следующая наша встреча осталась за границами сна, и это впервые было необидно принимать. Главное успело случиться за секунды, когда я на неё смотрела своими фиолетовыми глазами.

Пока я пряталась за закрытыми окнами на работе, терзая оставленную кем-то на столе ручку, на улице случился дождь, он стучал по большим уже и очень зелёным листьям: и когда только вырасти успели? -- я уже чёрт знает сколько времени болею и ничего вокруг не вижу, ни о чём не говорю. Происходит обычное: мне себя из дому не вытащить просто так, реальности не требуются спящие, а танцевать я умею далеко не каждый день, и всё заканчивается обычным походом за попить кофе, а знаете, я кофе если и пью сейчас, то только по вечерам на работе невкусный в единственном до семи работающем кафетерии, но каждый раз иду его пить, надо же хоть куда-то мне идти, правда?

Зато вот так, после дождя, вечером, вдоль речки, ничего кроме найденного не слыша, уткнувшись в экран, обгоняемая бесшумными велосипедистами, боясь поднять глаза и потерять воздух – словно и не я вовсе, словно и не умирала только что. Чувствую камни, подошва тонкая, первый большой мост, речка течёт, идти долго, не знаю, кого бы я сейчас смогла терпеть с собой рядом, и каким бы этот кто-то мог быть. Если человеком, мешал бы, может держал бы за руку, иногда меня надо держать за руку, чтобы я, чего доброго, куда не впилилась, а ведь я могу, думаю, когда-нибудь всё этим и закончится, радует, что тогда я точно буду собой, но сейчас стараюсь не думать об этом. Лучше зонтом или фиолетовым воздушным шариком, ловил бы дождь и ветер, тоже держал бы за руку, но никуда не вёл, не мешал, и одиноко не было бы.

На ограждении сидит утка, протягиваю руку, улетела. Теперь плывёт, не дотянуться. Ещё один мост, пробую раскрыть крылья, больно. И чего, дура, размахиваешь руками? Навстречу друг другу летят два синих метропоезда, третий мост, оглядываюсь, скоро будет тупик, всегда его объезжала, теперь хочу посмотреть, что же там всё-таки. Идти оказывается быстрее, чем ехать, идти спиной вперёд интересно, только бы не врезаться ни в кого, зато снова два метропоезда навстречу друг другу, попробовать покружиться? интересно, кто думает, шла ли я спиной вперёд и кружилась ли на набережной сегодня? уворачивалась ли от велосипедистов и пробовала ли раскрыть крылья? Пробовала, и уворачивалась, и размахивала руками – сразу два моста, большой и маленький, по большому никто не ездит и не ходит, там трубы, только сейчас заметила, удивившись, что не видно ни одной машины, да и дороги-то нет, а впереди, кстати, жёлтые цветы, по асфальту кто-то разбросал металлические пластинки в форме буквы «е», они проржавели, и вся дорожка теперь разрисована оранжевыми буквами и словно бы уже не город, я чуть-чуть отдохну, ладно?

P. S. А там не то чтобы тупик, но всё запутанно и не везде приятно. Кое-где пришлось обходить, а потом и вовсе подниматься назад в город, ловить трамвай. Зато, например, был деревянный мостик через речку, украшенный разноцветными шариками. Правда, больше там разноцветного мусора, но чего ещё ожидать от таких заповедных зон?

P. P. S. Тяжело дышу... Солнце садится.










@темы: быть, воздух, всматриваться, движение, дышать, музыка, одиночество, прогулка, сны, танцевать, я

Набережную кто-то нарисовал углём и мелом...

главная